Творчески применять знания аэродинамики и тактики

вслед за несколькими почему заданными командиром

Пришлось связаться с его старшим начальником, после чего погода необычайно быстро «улучшилась». Я получил метеобюллетень и благополучно перегнал истребитель на свой аэродром.

Само собой разумеется, что каждый авиатор, какой бы пост он ни занимал, должен бороться за безопасность полетов, неукоснительно соблюдать законы летной службы. Но это вовсе не означает, что, скажем, малейшее усложнение воздушной обстановки надо рассматривать как с фатальной неизбежностью ставящее под угрозу жизнь экипажа или снижающее надежность авиатехники. Наоборот, каждый авиатор и в изменившихся условиях должен с максимальной эффективностью использовать возможности своей машины, творчески применять знания аэродинамики и тактики. Современный воздушный бой требует от воздушных бойцов смелых и решительных действий. А эти качества воспитываются не в тепличных условиях, а в обстановке, максимально приближенной к боевой.

Выполнив очередное полетное задание. Виноградов возвращался па аэродром Настроение у ною было, как у школьннкл в первый день каникул Несколько минут назад над полигоном он ввел свою машину в стремительное пике и краем глаза успел заметить, как разлетелась в щепки мишень «Командир, конечно, по достоинству оцепит успех», — подумал Юрий. «А что это там внизу? Не иначе как недавний выпускник утюжит воздух Сейчас я ему покажу, как надо пилотировать истребитель». И он тут же бросил самолет вниз, пронесся неподалеку от спарки и, качнув крыльями, отвалил в сторону. В наушниках вдруг раздался спокойный, требовательный голос:

— Кто рядом с нами?

Юрнй узнал голос командира, запрашивавшего КП. Внутри все похолодело: нашел перед кем бравировать, показывать свою удаль! Зарулив на стоянку, летчик, ни на кого не глядя, пошел к высотному домику. Вслед за несколькими «почему», заданными командиром эскадрильи, на которые Виноградов не мог ответить вразумительно, и последовало то решение — отстранить от полетов.

На следующий день Юрнй вместе с другими летчиками занимался в классе, был на тренажере. Все вроде шло, как и обычно. Но на душе, как говорится, кошки скребли — в плановой таблице на очередные полеты его фамилии не было. Еще через день он снова сидел в классе, изучал документы, регламентирующие летную работу Зашел заместитель командира эскадрильи по политчасти и спросил без тени иронии:

— Ну, как наука, продвигается?

— Не спрашивайте. Глаза в книге, а душа там, на аэродроме Товарищ капитан, обратитесь к командиру, может быть, отменит свое решение.

Post Navigation

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *