Почти всегда добивались победы

ясно взлетали истребители на взлете

Победа сопутствовала там авиачастям, где командиры, организуя бой, не страшились оправданного риска, все свои действия подчиняли решению общей задачи и чувствовали себя неотделимыми от группы, спаянной единой волей, крепкой дисциплиной боевого порядка. Такие начальники воспитывали в летчиках наступательный дух, веру в себя и в свое оружие, быстро принимали решение, действовали с железной настойчивостью, обеспечивали четкое управление и связь. Замысел лучших ведущих больших групп точно осущесталялся еще и потому, что они опирались на отличную летную и тактическую подготовку, на хорошую слетанность и слаженность пар, звеньев, высокую воинскую дисциплину, отвагу и взаимную выручку экипажей, на знание сильных и слабых сторон авиации противника. Наши прославленные авиационные командиры делали все, чтобы дезорганизовать врага неожиданными маневрами, смелыми атаками. Они тщательно рассчитывали каждый удар, по этому почти всегда добивались победы.

Постоянная, действенная работа по формированию необходимых боевых качеств у летчиков проводилась и в штурмовой авиации. Сила штурмового удара а решающей степени зависела от дерзости, мастерства и оперативно-тактиче-ской грамотности летчиков.

Например, в 136-м гвардейском штурмовом авиаполку даже малые группы при встрече с воздушным противником, превосходившим их по численности, смело шли на врага, рассеивали его и возвращались на аэродром без потерь.

За короткий срок в части было более десяти случаев, когда летчики продолжали штурмовать гитлеровские войска на сильно поврежденных машинах. На самолете младшего лейтенанта В. Третькоеа во время атаки немецких танков зенитным снарядом выбило бронестекло. Но умелый, обладавший высокими волевыми качествами летчик, напрягая до предела физические и духовные силы, остался в боевом строю и, несмотря на ранение глаза, вновь ринулся в атаку.

Порой казалось, что штурмовик попадал в безвыходное положение. Однако летчик асе делал для спасения самолета и экипажа; если же это было невозможно, направлял объятый пламенем штурмовик в скопление врага. Инициативные действия летчиков широко популяризировались в процессе обмена опытом боевых действий, выступлений новаторов перед товарищами, в армейской печати. Поучительным в этом отношении можно считать дневник летчика 136-го гвардейского шап И. Овсянникова. Вот что он писал; «Не так давно четверкой без истребителей прикрытия мы наносили ответственный удар по объекту врага. Сознательно миновали цель на высоте 1800 метров. Когда поравнялись с нею, на а»родроме противника, который находился неподалеку, поднялись клубы пыли, образовавшие четыре дорожки. Ясно, взлетали истребители На взлете летчики не могут на нас смотреть: они за собой смотрят, чтобы не врезаться в землю или в препятствие. И этот момент мы ловко использовали. Всей группой с резким снижением развернулись на цель, быстро потеряли высоту и оказались совсем не там, где гитлеровские летчики видели нас с земли. Мы уже были на малой высоте над целью, метко ударили по врагу и, пока истребители нашли нас, уже решили задачу и находились в оборонительном боевом порядке. «Храбрые асы» из эскадры «Удет» пошли на нас и поплатились за свою наглость двумя самолетами. Приемы наши должны быть гибкими и использоваться в зависимости от обстановки. А обстановку можно оценить перед самым ударом. Заранее, до вылета, ее не оценишь, поэтому никогда не надо заручаться для полета строгими рецептами. Нужно дать ведущему право на инициативу».

Post Navigation

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *