Летчику предстояло посадить истребитель

в данном случае это было

Эпизод, о котором пойдет речь, в своем роде исключительный. Не часто встретишь подобное. Впрочем, обо всем по порядку. Был обычный летный день. Летчики сверхзвуковых ракетоносцев выполняли различные задания — летали на перехваты, пилотаж, маневренные бои, по маршрутам. Все шло своим чередом. И вдруг в эфир* раздалось тревожно:

— Я — пятьсот десятый. В системе торможения нет воздуха! — доложил руководителю полетов капитан В. Кастырин.

Летчику предстояло посадить истребитель на аэродром, не пользуясь тормозами. Словом, случай был особый. Для выполнения такой посадки от летчика требовались большая выдержка, филигранная техника пилотирования. Правда, в его распоряжении имелся тормозной парашют. Пока летчик заходил на посадку, У стартового командного пункта собрались авиаторы. Каждый, естественно, волновался за товарища. Был здесь и техник самолета старший лейтенант технической службы В. Ланкин. Он нервно теребил края своей куртки и размышлял о возможных последствиях особого случая. Машина снижалась. А Ланкин вспоминал все, что делал на предварительной подготовке. Менял он колесо. Ему помогал техник соседнего самолета. Вроде все сделали как положено. Гайки подтянули, контровку новую поставили. «Что же могло произойти?» — мучительно думал техник.

Руководитель полетов принял меры, чтобы самолет не выкатился за пределы аэродрома, включил специальное тормозное устройство. А капитан Кастырин рассчитал посадку таким образом, чтобы машина коснулась колесами бетона в самом начале ВПП. Едва истребитель приземлился, Кастырин выключил двигатель и стал удерживать самолет на двух точках. В данном случае это было наиболее целесообразное решение. Когда скорость погасла до заданной, летчик опустил нос самолета и выпустил тормозной парашют. Машина замедлила бег, затем остановилась.

— Молодец! — говорили Кастырину сослуживцы. — Ни одной ошибки… Но почему «ушел» воздух из системы?

— Сейчас подойдут специалисты, разберутся, — ответил капитан.

Разобрались. Оказалось, колесо, которое монтировал техник Ланкин, было поставлено неправильно. Когда шасси после взлета пошло на уборку, шланг подвода сжатого воздуха к тормозам оборвался. На разборе, где речь шла об упущениях техника самолета, было высказано немало упреков и Ланкину, допустившему оплошность при работе, и другим специалистам, которые по тем или иным причинам притупили бдительность.

Post Navigation

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *