Колонна пикирующих бомбардировщиков

сколько мудрости и обаяния в лице какой

— Порядок. Цель накрыта! — передали по радио с истребителей прикрытия.

Зенитки врага неистовствовали. Самолет вздрогнул. Антонина бросила взгляд на Федутенко. Теряя сознание, летчица пыталась левой рукой смахнуть кровь, стекавшую из-под шлемофона.

— Надя, держись! Я помогу!

Антонина Зубкова перевязала подруге голову и, придерживая ее, помогла вести самолет и посадить его на своем аэродроме. Более двадцати пяти раз летала лейтенант Зубкова на боевые задания, связанные с прорывом Голубой линии фашистов. Личным примером мужества, смелости и настойчивости в выполнении заданий она воспитала своих подчиненных, будучи штурманом эскадрильи. Летчик Н. Федутенко и штурман А. Зубкова 5 сентября 1943 года были награждены орденом Красного Знамени.

26 июня майор Федутенко снова поднялась в воздух во главе девятки бомбардировщиков. Штурманом группы была Зубкова. Задание сложное: ударить по железнодорожному узлу Орша. Летчицы знали, что станцня прикрывается мощным заслоном зениток и истребителями. Колонна пикирующих бомбардировщиков подошла скрытно. Маскируясь в заходящих лучах солнца, они нанесли сокрушительный удар. Внизу, кромсая железнодорожные пути и пристанционные здания, взорвался эшелон с боеприпасами. Когда летчицы были ужо на значительном расстоянии от Орши, красные сполохи пожара еще бушевали на горизонте.

Незадолго до рокового дня Тоня Зубкова писала: «Только тот, кто самоотверженно трудится на благо Родины, кто в любую минуту готов разделить ее судьбу, имеет право называться ее сыном или дочерью. Я горжусь, что на мою долю выпала честь защищать Родину».

Вот передо мной его фотография. Сколько мудрости и обаяния в лице, какой большой широкий лоб, какие глаза, устремленные в далекое будущее, и даже любимая рубашка — свободная, не стесняющая движений! Как живой. И я чувствую перед ним какую-то особенную ответственность за свои воспоминания, чувствую, как мне трудно кратко осветить замечательную жизнь Бориса Сергеевича, его выдающуюся научную, педагогическую и конструкторскую деятельность, охватывающую примерно шесть десятилетий.

Из письма видно, как уже на первых шагах своей деятельности Б. С. Стечкин брался ва решение самых трудных и перспективных задач двигателестроения. Его труды способствовали тому, что газовая турбина и компрессор стали ныне основными агрегатами, обеспечивающими прогресс различных отраслей промышленности, энергетики и транспорта (авиационного, морского, железнодорожного и автомобильного), а также многих классов и типов машин.

Большой вклад внес Борис Сергеевич в создание семейства авиационных двигателей, над которыми мне довелось работать. Его помощь касалась не только теории, но и практических инженерных проблем. Именно Стечкин установил оптимальные для своего времени параметры турбореактивного цикла, наивыгоднейшие температуры сгорания и степени сжатия, ставшие основой теплового расчета, теории и методов построения характеристик ТРД.

Post Navigation

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *