Блики солнца замелькали в переплетах

когда возвращались с предварительной

На орбите проходили проверку новые радиосредства: передатчики, приемники, антенны. Когда «Союз-16» пролетал над ночной стороной планеты, включались проблесковые маяки. Во время совместного полета экипаж «Аполлона» увидит их почти за 50 километров. Словом, зто был отработочный полет, проверка готовности «Союза» к предстоящему советско-американскому космическому эксперименту. Нас бесконечно радует высокая оценка, которой отмечен наш труд на корабле «Союз-16». Это оценка труда большого коллектива: тех, кто участвовал а создании и испытаниях корабля, кто готовил его к старту, осуществлял запуск, управлял полетом, кто помогал нам изучать космическую технику и работу сложной аппаратуры. Потянул ручку управления «на себя», блики солнца замелькали в переплетах фонаря, самолет поднял нос и круто пошел вверх. Снова легкое движение ручки — и он послушно лег на спину, и где-то там, внизу, вновь оказалась земля. Потом еще бросок ввысь — и в верхнем точке полукруга самолет, подчиняясь воле пилота, аккуратно перевернулся через крыло и, кажется, застыл на мгновение.

Живущие рядом с аэродромом привыкают к реву двигателей взлетающих самолетов и их ровному гулу в полете. Здесь же они вырабатывают и совершенствуют профессиональные навыки по распределению внимания при контроле за пилотажнонавигационными и контрольно-регистрирующими приборами. Летная подготовка закаляет их волю, приучает подавлять отрицательные эмоции, готовит организм к работе в условиях перегрузок, вибраций, шумов, вестибулярного дискомфорта. А Владислав Волков обратился к Гагарину с просьбой освободить его.

— Мне надо в конструкторское бюро Оттого, что я один раз не посижу я кабине и не потренируюсь, ничего не изменится…

Юрий Алексеевич искренне возмутился:

— Что это за отношение? Полеты — дело серьезное, и к ним надо готовиться тщательно. В воздухе все может случиться: любая неожиданность, множество ситуаций, которые потребуют мгновенных действий. И к ним надо быть готовым. Не пойдешь на тренаж, отстраню от полетов, — заключил он».

Когда возвращались с предварительной подготовки, возле дома нас встретила Валентина Владимировна с Аленой. Вот как вспоминает Николаева-Терешкова эту встречу.

Гудит аэродром — и в небе обязательно найдешь серебристую стрелу. Она словно пишет по синеве белыми строчками. Пишет гимн смелости и мужеству человека, разуму и воле которого она так послушна. А если затих аэродром? В то памятное утро 27 марта 1968 года над землей слоилась светло-серая облачность. Временами она разрывалась и пропускала в образовавшиеся «окна» еще слабые, но уже по-весеннему ласковые лучи солнца.

Post Navigation

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *